Новости

Могут ли музеи показывать работы художников, которые подозреваются в сексуальном насилии?

Движение против харассмента набирает обороты, и американские музеи все чаще терзаются вопросами морально-этического характера

Нобуёси Араки. Удивительные истории, написанные черными чернилами (Bokuju Kitan) 068. 2007. Фото: Private Collection Museum of Sex New York

Показывать ли работы художников, которые подозреваются в сексуальном насилии? Вскоре после того, как в октябре прошлого года были опубликованы первые два материала, из которых стало известно о многочисленных сексуальных домогательствах американского кинопродюсера Харви Вайнштейна, длившихся десятки лет, движение #MeToo затронуло и мир искусства. Пока множатся обвинения, американские музеи столкнулись с рядом морально-этических вопросов, которые вынуждены решать открыто и в режиме реального времени. Причем прецеденты отсутствуют, и нет стандартных, общепринятых рекомендаций, регламентирующих поведение институций в таких ситуациях.

«Самое худшее, что может сделать музей, — это просто заткнуть уши и надеяться, что все само собой рассосется», — говорит Мэгги Мастард, одна из организаторов персональной выставки «Незаконченный Араки. Секс, жизнь и смерть в работах Нобуёси Араки» в Музее секса в Нью-Йорке (до 31 августа). Японский фотограф прославился своими провокационными бандаж-работами, запечатлевшими связанных женщин. Во время подготовки, растянувшейся на несколько месяцев, команде кураторов стало известно, что одна из бывших моделей обвинила фотографа в сексуальном насилии. Тогда Мастард, будучи внештатным сотрудником музея, встретилась с женщиной, записала ее обвинение и включила его в текст о выставке, висящий на стене.

Через несколько месяцев с Мастард связалась Каори, одна из давних муз Араки; она сообщила, что фотограф эмоционально терроризировал ее свыше десяти лет. Организаторы решили добавить и эту историю к выставке (уже после того, как она была опубликована в блоге модели), установив в музее интерактивный экран с текстом поста на японском и английском языках. А еще в описание выставки, висящее на стене в зале, добавили абзац, объясняющий решение кураторов: по словам Мастард, публика должна знать об этих заявлениях.

Некоторые музеи либо отменили, либо исключили из своих программ выставки художников, обвиненных в харассменте или оскорблениях, предварительно посоветовавшись с ними. Когда во время персональной выставки Николаса Никсона в Институте современного искусства в Бостоне фотографа обвинили в сексуальных домогательствах, музей, несмотря на требования ее закрыть, обновил вывески и создал открытый онлайн-форум. Однако в апреле по просьбе самого Никсона институт свернул экспозицию на десять дней раньше срока. Когда мы обратились за комментарием, там ответили, что решение было «принято руководством».

Пикет #MeToo у филиал Метрополитен-музея — Met Breuer (Метрополитен-Бройер). Фото: Priscilla Frank

В январе Национальная художественная галерея в Вашингтоне решила отложить запланированную серию персональных выставок художника Чака Клоуза, обвиняемого в сексуальных домогательствах, и фотографа Томаса Ромы, которого подозревают в нежелательных действиях сексуального характера, — также предварительно посоветовавшись с ними. И Клоуз, и Рома признают, что «сейчас не самое подходящее время для этих показов», утверждает пресс-секретарь музея. Из программы их убрали. Однако, по ее словам, музей оставил в постоянной экспозиции одну из ключевых работ Клоуза.

А в Филадельфии в Академии изящных искусств Пенсильвании уже проходила выставка фотографий Клоуза, когда в декабре прошлого года против него появились первые обвинения. Музей обратился к общественности, организовав форум, а затем добавил к экспозиции интерактивную вставную выставку и «проектное пространство», посвященное вопросам гендера и власти. Если бы экспозицию просто закрыли, то тогда, считает директор музея Брук Дэвис Андерсон, «все довольно скрестили бы руки и сказали что-то вроде „мы сделали это — вот, благодаря нашим протестам, закрыли выставку“. Но мне показалось, что диалог здесь важнее, чем просто чувство победы».

И Андерсон, и Мастард, и Кеннет Вейн, ведущий менеджер по связям с общественностью Метрополитен-музея, согласны с тем, что для таких проблем не существует универсальных решений. Например, представители Метрополитена связались с художницей Джайшри Абичандани перед молчаливой акцией протеста #MeToo, прошедшей в декабре минувшего года около Метрополитен-Бройер в Нью-Йорке во время персональной выставки работ покойного индийского фотографа Рагхубира Сингха, которого она обвинила в изнасиловании. Музей предоставил Абичандани всю необходимую информацию для проведения митинга: допустимые размеры плакатов, контакты охраны и департамента коммуникаций и связей с общественностью.

«Внимательно выслушивать, искренне сочувствовать и быть максимально честными — вот те шаги, на которые нам нужно решиться, — говорит Андерсон, — понимая, что не все знаешь и нет готовых ответов, и затем выработать стратегию, которая, возможно, все учтет». 

Источник: theartnewspaper.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *