Интервью

Ценность выше номинала

Музею Международного нумизматического клуба, созданному на основе коллекции предпринимателя и мецената Вагита Алекперова, исполняется три года. О первом в России частном музее нумизматики такого уровня рассказывает его эксперт Богдан Берковский

Музей Международного нумизматического клуба. Фото: предоставлено музеем

Какова история коллекции Вагита Юсуфовича Алекперова? В чем ее уникальность и отличие от крупных музейных собраний?

Она собиралась почти 20 лет, вещи приобретались на аукционах и посредством частных покупок. Начиналась она с российских золотых монет (и поэтому в этой части она особо полная) и далее пополнялась монетами других стран и эпох, самые древние из которых датируются VI веком до н. э. Что касается государственных музейных коллекций, то они, как правило, формируются из разных источников — это прежде всего археологические раскопки, редко закупки или дары. Понятно, что вещи туда попадают в разном состоянии. А в коллекционировании монет вопрос хорошей сохранности принципиален. У нас она эталонная. Если здесь и есть стертые, побывавшие в обращении экземпляры, то это, скорее всего, лучшие из известных.

Богдан Берковский. Фото: Музей Международного нумизматического клуба 

Имеется в вашей коллекции что-то столь редкое, чего нет даже в ведущих музеях?

Да, конечно. И даже монеты, которых нет в России, особенно когда речь идет об античных, которые приобретались нами за рубежом, включая проданные в 1930-е годы. Особенно полная у нас коллекция золотых монет Древнего Рима, но и русские образцы есть очень редкие, в том числе монеты, которые хранятся еще только в собрании Государственного Эрмитажа, как, например, комплект платиновых монет 1839 года номиналом 12, 6 и 3 рубля. У нас в экспозиции представлен принадлежащий одному из членов клуба единственный полный комплект так называемых русов — золотых монет, которые собирались, но не ввели в обращение в России в конце XIX века. Полный их комплект еще есть в Эрмитаже, Государственном историческом музее и Смитсоновском институте. Здесь выставлены и донативные монеты, которые служили личными подарками членов императорской фамилии, а также римские монеты почти со всеми императорами, включая очень редкие. К примеру, есть монета с изображением императора мятежной Британии Караузия, правившего в III веке, которого мало кто знает; она исключительной ценности, и я не уверен, что такая есть где-то еще. Или монеты с Марком Аврелием, который чеканил их со своим изображением каждый год; у нас можно проследить, как он менялся — от юноши до зрелого мужа и философа.

Статер. Митридат VI Евпатор. Около 87–88 до н. э. Понтийское царство. Пергам. Реверс. Фото: Музей Международного нумизматического клуба

Как построена ваша экспозиция — концептуально, технически и с точки зрения дизайна? Ведь монеты из-за своих размеров — очень специфический экспонат.

Мы сознательно разместили на небольшом пространстве большое количество монет, причем только оригиналы. В Историческом музее, где коллекция огромная, в экспозиции представлены либо копии, либо ничтожная часть оригиналов. Мы же стремимся, если можно так сказать, к открытому хранению. Конечно, в фондах нашего музея еще много монет, но мы хотим сделать их доступными для каждого посетителя, насколько возможно полно показывая темы, представленные в нашей коллекции. Это золотые монеты России, монеты Древней Греции, Древнего Рима, Византии, талеры, советские монеты. К экспозиции мы подходим традиционно: витрины под стеклом, заполненные монетами, в стиле нумизматических кабинетов XIX века. Для детального рассмотрения конкретной монеты рядом с витриной имеется планшет, по соответствующему номеру на нем высвечивается информация, можно в увеличенном размере рассмотреть аверс и реверс. Да, наши экспонаты миниатюрны, и не всегда возможно разглядеть детали без увеличения. Но мы считаем, что предметы надо показывать в их реальном размере, поскольку в первую очередь это произведения искусства, выполненные с виртуозным мастерством, достойным лесковского Левши. 

Нумизматическая экспозиция, опять же из-за размеров вещей, очень камерна. Как проводятся ваши экскурсии? Сколько человек может быть в группе? 

В идеале не больше пяти человек, ведь уже на расстоянии вытянутой руки от витрины вряд ли можно разглядеть изображение на монете. Максимум — 10–15 человек. 

Экспозиция Музея Международного нумизматического клуба. Фото: предоставлено музеем 

Судя по откликам на вашем сайте, у вас много посетителей. Как бы вы охарактеризовали их? Кого среди них больше: случайных людей или тех, кто знаком с темой либо коллекционирует монеты? 

Коллекционирование монет сегодня стало очень популярным увлечением, так что среди наших посетителей нумизматов много. Вычислить такого знатока можно именно по тому, что он буквально водит носом по витрине, часто с лупой. А поскольку это очень интимный процесс, не хочется мешать. И экскурсия здесь не нужна. А дальше можно уже расширять контингент. Тут и люди, интересующиеся монетами, увлеченные историей, искусством, и люди случайные (и такое бывает). Дети — отдельная категория, экскурсию с ними мы строим на образах. Но совсем уж случайные, люди с улицы, к нам попадают нечасто, ведь у нас надо пройти обязательную процедуру предварительной записи на сайте. В целом, конечно, к нам ходит публика как минимум мотивированная.

И привлекаете вы ее в том числе новыми выставками. В сентябре их было целых четыре: «От Античности к Средневековью», «Палаты Зиновьевых — Юсуповых», «Золотые монеты в истории династии Романовых» и, неожиданно, о фальшивках — «Не все то золото…».

Да, в выставочных залах происходит регулярная смена экспозиций. Первая наша выставка — «Аверс и реверс» — представляла весь тематический состав коллекции. Выставка же «Золотые монеты в истории династии Романовых», которая проходила в парт­нерстве с Музеями Московского Кремля и Историческим музеем, стала редким случаем экспонирования вещей из государственных собраний на частной площадке, ведь более принято, когда наоборот. 

Великий князь Георгий Михайлович, коллекционер. Фото: Музей Международного нумизматического клуба

И большим музеям тоже хорошо: можно показать свои вещи в камерном пространстве.

Там было порядка 30 предоставленных нам предметов, в основном XVII века, которые у нас тогда были представлены фрагментарно. А цель выставки состояла в том, чтобы как можно полнее показать русскую золотую чеканку, которой в России не очень много. Золотые монеты из-за разных исторических катаклизмов постоянно вымывались из денежного обращения, перечеканивались, переплавлялись и дошли до нас в малом количестве. Так что, можно сказать, это была выставка редкостей. 

Пять рублей. 1907. Император Николай II. Фото: Музей Международного нумизматического клуба

На вашем сайте анонсирована и будущая выставка «Августейший нумизмат». Расскажите о ней подробнее, если это уже возможно.

Это будет большой синтетический проект, посвященный великому князю Георгию Михайловичу — не только основателю и попечителю Русского музея, но еще и коллекционеру, и величайшему нумизмату своего времени, практически забытому в советские годы. Благодаря ему на рубеже XIX–ХХ веков в России произошла важная трансформация коллекционирования: собирательство из самоцели превратилось в гуманитарную миссию, нумизматика стала восприниматься как культурное достояние, произошло осмысление монеты как произведения искусства и исторического источника. Обращаясь к истории почти 100-летней давности, мы хотим показать, что эта миссия и сегодня актуальна и что, формируя любую коллекцию, надо помнить, для чего это делается. Георгий Михайлович был создателем фундаментального труда «Корпус русских монет», настолько полного, что все последующие каталоги и научные публикации основываются на монетах, опубликованных в этом исследовании. Это будет выставка, рассказывающая об уникальном человеке, блестящем коллекционере и глубоком исследователе.

Статер. Митридат VI Евпатор. Около 87–88 до н. э. Понтийское царство. Пергам. Аверс. Фото: Музей Международного нумизматического клуба

В вашем собрании есть экземпляры из коллекции Георгия Михайловича? 

Здесь не все так просто, это почти детективная история. С началом Первой мировой войны великий князь поместил свою коллекцию (а собирал он только русские монеты) в банковский депозитарий, хотя перед этим подарил ее Русскому музею. Затем, когда случилась революция, монеты передали в Гохран. Что-то сгинуло в его недрах, что-то неведомым путем попало за границу к наследникам, а что-то вышло на нумизматический рынок. В 1950 году какие-то предметы были проданы с торгов в Лондоне и разошлись по всему миру, а в 1960-е годы большая часть коллекции, порядка 10 тыс. монет, в основном медных и серебряных, оказалась в Америке в частных руках и была подарена Смитсоновскому институту. Золото по большей части разошлось. 

Да, у нас есть монеты, опубликованные в «Корпусе…». Но там представлена систематическая таблица лучших экземпляров из разных коллекций. Говорить о бесспорной принадлежности к собранию самого Георгия Михайловича можно только в случае тех вещей, на которых стоит клеймо коллекционера Эмерика Гуттен-Чапского, когда-то продавшего свою коллекцию князю. Благодаря этому клейму мы можем проследить провенанс и наших монет. 

Как бы то ни было, тех, кто придет к нам на выставку, ждет много интересного. И не только профессионалов, но и людей, которые лишь открывают для себя мир нумизматики.  

Источник: theartnewspaper.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *