Изо-студия

Рисуем картину «Сирень в золотой вазе» в технике многослойной масляной живописи

Предлагаю познакомиться с последовательностью работы над картиной в технике многослойной масляной живописи.

Практическую пользу этот мастер-класс может принести художникам, у которых уже есть какой-то опыт работы с маслом, но понаблюдать за процессом может быть интересно и многим другим — в нём есть своеобразная красота и это неплохой способ научиться лучше видеть и понимать живопись.

Для начала нам надо определиться с композицией. Пожалуй, в работе главное внимание будет уделяться вазе, на ней сделаем главный акцент. Итак, в фокусе у нас эффектная барочная посудина, изгибы и рельефы которой подчёркивает контрастная светотень. Цветы сирени колышутся сверху воздушным облачком, аккуратно обрамляют главное действующее лицо. Начинаем поэтому с вазы — она займёт центральное место в формате.

В прозрачных коричневых тонах выполняем подмалёвок. Уже на этой стадии можно добавить немного цвета — так, вместе с коричневым марсом и натуральной сиеной (задающей золотистый тёплый оттенок белым цветам) в работе на этом этапе заметно присутствие краплака и ультрамарина.

 

 

С помощью подмалёвка определяемся с композицией, уточняем рисунок, отделяем светлое от тёмного. Свежая краска подвижна и пластична, позволяет вносить уточнения и дополнения. Светлые участки можно моделировать, вытирая тряпкой — этот приём хорошо заметен на освещённых листиках сирени. Важно увидеть и передать наличие у каждого изображённого объёма освещённой и теневой стороны — у вазы, у букета в целом, у каждой цветочной кисти. Уже на этой стадии стоит осмысленно использовать фон — так, чтобы выявить и подчеркнуть объёмно — пространственные характеристики предметов. Возьмём тоновые соотношения: на свету ваза будет светлее фона, в тени — темнее. Окружающее пространство сгущается и темнеет рядом с освещённым блестящим боком и высветляется рядом с теневым — наблюдаем явление краевого контраста. Цветы сирени в тени растворяются, сливаются с фоном, но слегка размывается и освещённый край — звонкие контрасты концентрируются в середине букета — самой близкой к зрителю части.
Выпуклая, круто поворачивающая из света в тень поверхность вазы тоже подчёркивается контрастным противопоставлением тёмных и светлых участков ближе к середине формы.

 

 

Немного подсохший подмалёвок ( а прозрачный слой краски без белил сохнет очень быстро, особенно летом) в нужных местах протирается ретушным лаком  — и можно работать в полном цвете. Подмалёвок даёт ощущение пространственной среды, в которую последовательно встраиваются новые и новые детали. На снимках видно, как постепенно, кусок за куском, собирается весь букет.

 

Работа, как правило, ведётся слева направо — по той простой причине, что руке иногда требуется упор и так проще не размазать краску. Можно, конечно, использовать специальное приспособление — муштабель, но лично я обхожусь так.
Начинать писать в полном цвете, лучше с насыщенных и понятных по цвету участков. То есть сначала — звонкая зелень листьев, потом, с оглядкой на них — сложные оттенки сиреневого и, особенно — белого.

 

 

Характер освещения хорошо читается на поверхности вазы. Для начала абстрагируемся от изобилия бликов и завитушек и проследим за цветовым соотношением освещённой и теневой части. Заметны очень тёплый красновато- охристый свет и сложная зеленовато-коричневая тень. Зелёный появляется как дополнительный к красному. Коричневый в тенях — от тёмного коричневого фона, и вообще, общий коричневатый тон теней характерен для объектов, которые мы наблюдаем в условиях интерьера, со сложной мешаниной цветовых влияний предметов окружения. Цвет на освещённых поверхностях чище, ближе к спектральному звучанию. И вот это соотношение — оно объединяет все элементы нашей композиции.

 

 

На белых цветах хорошо видны закономерности освещения и распределение цвета: зеленовато-коричневые тени, подкрашенные лимонным кадмием белила на светах. А в полутонах появляется голубоватый оттенок. Кроме того, в тенях заметно влияние соседних ярко окрашенных поверхностей — сиреневых цветов, вазы — появляются цветные рефлексы. Нераспустившиеся бутоны на концах кистей сирени более насыщены по цвету — зеленовато-лимонные у белых цветов и ярко-розовые у сиреневых.

 

 

Детали, подробности формы неодинаково моделируются на светах и в тени: тень объединяет, списывает вместе мелкие детали. Гроздья сирени не будут живыми и выразительными, если механически «пересчитать» все лепестки. Нужен отбор, сравнение. Что-то подчёркивается, что-то обобщается. Для того чтобы определить, какие подробности нуждаются в обобщении, полезно посмотреть на натуру, прищурившись. Детали, которые уйдут, сольются в единое цветовое пятно в первую очередь, следует списать, размазать и на картине. Яркие контрасты зажигаются там, где освещённая форма поворачивается в тень, там же уместна и максимальная детализация.

 

 

Силу света на цветах поможет подчеркнуть и способ нанесения краски. Белые лепестки и бутоны кое-где написаны мастихином. Более рыхлые сиреневые грозди кажутся объёмнее и пушистее за счёт нанесения рельефной краски на светах «сухой кистью», торцовки перпендикулярными холсту ударами кисти.

 

 

Поворачиваясь, уходя в глубину, форма букета мягко сливается с фоном. Для того, чтобы различные элементы букета принадлежали к различным пространственным планам, следует позаботиться о том, чтобы они правдоподобно уходили друг за друга, несколько стушёвываясь рядом с границей ближайшей формы.

 

 

Богатому декору вазы тоже требуется отбор: тень объединяет. Золотое сияние тоже объединяет, списывает детали.

 

 

 

Блики золотого блеска удобно передавать при помощи мастихина. Самыми насыщенными по цвету участками вазы будут рефлексы на горлышке и на ручках — там, где золото отражается в золоте. Однако рефлексы принадлежат всё-таки тени и по тону не должны спорить с освещённой поверхностью вазы.

 

 

Кое-где на вазе заметны голубоватые холодные проблески от второго источника освещения. Голубоватое холодное сияние распространяется также вокруг бликов. Вообще, свет и цвет не строго ограничены очертаниями предметов, они склонны распространяться дальше — таковы свойства световоздушной среды и физиология зрения. Найти и передать это сияние — один из необходимых для меня этапов в работе. Это происходит примерно тогда, когда после перечисления деталей снова настраиваешься на целостное восприятие изображения и стремишься окончательно согласовать все элементы.

 

 

На фотографиях видно, что не сразу пришло понимание, как закончить нижнюю часть работы. У меня была в наличии обрезанная фотография вазы, и её основание требовалось либо сочинить, либо чем-то прикрыть. Решила, что веточка яблони логично продолжит весеннюю тему.

 

 

 Широкими мазками мастихина дала на столе золотистый, мерцающий красноватыми и зеленоватыми цветовыми нюансами свет (по краям хорошо видно сохранившийся слой подмалёвка).

 

 

В качестве заключительного акцента изобразила двух бабочек-лимонниц. Ну, и опавшие лепесточки на столе — как же без них.

 

Источник: livemaster.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *